Содержание



© 2009 РУССКИЙ ЛЕМЕХ
Все права защищены

Поэма «Блокада»

(январь 2004 г)

Уж шесть десятков лет минуло
Там над Невой туман стоит,
И гул победного салюта
С тех давних пор в ушах звенит.
Здесь Ленинград, стоит, как прежде
Такой же гордый и живой,
И словно памятник надежды
Набатом бьёт за упокой.
Для тех, кого уж нет тут с нами
Кто насмерть до конца стоял,
На Пескарёвке, звон печали
Здесь каждый, каждый воевал.
Мы не забудем дней тех строки
Скупых рассказов, слёз детей,
И девять сотен страхов ночи
И девятьсот кошмарных дней.
…………………………………
Вмиг, всё кругом загромыхало
Все люди бросились бежать,
Но, смерть, в кого-то уж попала
Оставшись на земле лежать.
Лежит, глаза полуоткрыты
И кровь из раны на виске,
А ручка детская с портфелем
Висит на тонком волоске.
И мать её, лежит с ней рядом
Ничком, и будто просто спит,
Осколок, брошенный снарядом
Вонзился в сердце и сидит.
………………………………
Сто двадцать пять блокадных граммов
С надеждой, что сегодня жить,
И клей столярный до обеда
Потом лишь воду будут пить.
А смерть костлявая, здесь рядом
Идёт по улицам, домам,
И укрывает мёртвым взглядом
Глаза младенцам, старикам.
Так голод, все поправ законы
Нечеловеческую суть,
И крыс уж ели от истомы
Но, кашель разрывает грудь.
Собак не видно, птиц не стало
И город кладбищем дышал,
И трупов много там лежало
А их никто не замечал.
………………………………
И сын лежал с той похоронкой
Что на отца с войны пришла,
Слеза застыла, было горько
Но вот уснул, знать смерть вошла.
А мать дышала тише, тише
С дочуркой мёртвой на руках,
И смерть тащилась ближе, ближе
Вмещаясь в тесных тех гробах.
……………………………
Часами очередь стояли
Чтоб пайку эту получить,
В коей не мало умирали
Но, кто такое мог забыть.
И с каждым часом всё мельчала
Живая очередь людей,
И смерть-охотница прибрала
Упавших новых дочерей.
А сыновья, кто на квартире
Кто на войне, а кто в тылу,
Спокойно, тихо умирали
Чтоб сохранить хоть жизнь одну.
………………………………
И мать, рассудок помутился
Убила собственно дитя,
Разделав, суп с него сварила
Чтоб накормить других сполна.
Не обвиняю её, Боже
Она хотела тех спасти,
Ради которых утром воду
Тащила с берега Невы.
Ради которых хлеб не ела
А только воду лишь пила,
Но, смерть ей разум помутила
Детоубийством обожгла.
……………………………
Но не поверишь, в Ленинграде
Где поступь смерти лишь видна,
Там при свечах и на эстраде
В театре музыка слышна.
Не может быть, фашист взирая
Как будто в южной стороне,
Лилась симфония играя
На Шестоковича струне.
………………………………
И человек идти пытался
Но, вдруг качнувшись, сам падёт,
Так голод смерти подбирался
И сердце, стоп, уже не бьёт.
……………………………
О, жизнь, какая ты причуда
Ведь только что вчера жила,
Но, а сегодня, смерть-подруга
Уже закончила дела.
……………………………
Опять по улицам стреляют
Как опостылело всё вдруг,
А душу, голодом ломают
О, мирный, прошлый тот уют.
Когда всё было дома вдоволь
И хлеб в руках держал всегда,
С той девочкой, соседской, звонкой
По парку бегали тогда.
Катались там на карусели
Играли в прятки мы потом,
Но, а сейчас лежишь в постели
И звук метели за окном.
Ну, вот и всё, к голодной смерти
Стремится жизнь теперь его,
А мысль уносится в надежде
И взгляд, замёрзший на стекло.