Содержание



© 2009 РУССКИЙ ЛЕМЕХ
Все права защищены

Эпос по Гомеру

(июль 2006г., фрагмент)

«Смириться под ударами судьбы, иль жить в борьбе, к свободе путь венчая». Сии слова мой разум восхищают. Отец Всевышний, Господи, скажи, зачем тираним души убиенных, насилуем их плоть и, омываясь кровью чужих судеб, что сами же предав, вели на эшафот, так с наслаждением, какой-то ностальгией, в рассказе приукрасив свою речь, вменяем следующим потомкам суть, в том подчинении насилию и власти, которая сама толкает нас на грех, придав идеи зависти и фальши, в правленье насаждает тех глупцов, которые привыкли подчиняться. Растленье душ, слепая ярость, лесть, мираж высот бумажного богатства, забыв в вертепе слово, совесть, честь, лишь продолжают «верхним» поклоняться.

Таков удел заблудшего здесь стада, что стоя у дороги ждёт юнцов, которым ничего уже не надо. По воли власти гонят на убой, без сожаленья, вроде для забавы и привыкают видеть только кровь, играя в жизнь беспечными словами. Без состраданья к боли за других, своих пинают, бьют в бока ногами, при этом сами насаждают месть, в умы мальцов ущербными речами. Повсюду слышен мат детей и взрослых, мужчин и женщин, пошлости кругом, умы развратом дышат, невозможно, бредут в душевном мраке неживом.

Надежда, да, она ещё витает в сознании оставшихся людей, которым в жизни света не хватает, не признавая власти тех вождей, от коих смерть, да нищета исходит, которые нас учат в хлеве жить, а сами в храме речи произносят, за терпеливость и расчётный быт. Псалмы поют о значимости денег, отвергнув доводы простого мудреца, любви, добра идеи опровергнув, народ толкают в бездну на века. А недовольных усмирять берутся, за действия, нелестные слова и некоторые власти поддаются, крапая на других дела. На мудрецов, что ждут давно в сторонке, печатающих философский труд иль на друзей, смеющихся открыто, над подлостью и лицемерием вокруг. За звон монет любого опорочим, составим власти милый пасквилёк, в котором невиновных обозначим, сказав, мол, это он беду навлёк. И будем жить без совести, без правды, без сострадания к изломанной душе, где равнодушно ждём чужой награды, прося властей, но, а когда же мне.